Добавить в закладки Подписаться на новости
Павел Завальный Павел Завальный, Председатель Комитета Госдумы РФ по энергетике:

Объекты инфраструктуры ТЭК по всему миру все чаще становятся мишенью для диверсий и террористических актов

Выставки и конференции >

Еще мероприятия

Прорыв в развитии охранного законодательства

Прорыв в развитии охранного законодательства

19 апреля т.г. в г. Санкт-Петербурге состоялось расширенное выездное заседание Комитета Торгово-промышленной палаты России по безопасности предпринимательской деятельности, на котором рассматривался вопрос развития российского законодательства в сфере частной охраны и сыска с учётом принятых Межпарламентской Ассамблеей государств — участниц Содружества Независимых Государств двух модельных законов о частной охранной и частной детективной деятельностях.

21 апреля 2017 года на сайте «ГардИнфо» было размещено интервью с одним из его участников — директором Научно-исследовательского центра «Безопасность» О.В. Климочкиным, в котором Олег Владимирович высказал свое мнение относительно принятого 27 марта 2017 года МПА СНГ Модельного закона «О негосударственной (частной) охранной деятельности» и возможности использования его норм в россиийском законодательстве в сфере охраны, дал оценку его ряда проложений. Как разработчики проекта данного Модельного закона, поскольку именно к ним аппелирует интервьюируемый, считаем необходимым дать пояснения по ряду высказанных в интервью тезисов, что будет способствовать их правильному пониманию. Однако вначале хотели бы дать небольшую историческую справку по поводу разработки и принятия модельных законов в сфере охраны и сыска.

В 2015 году Постоянная комиссия по вопросам обороны и безопасности МПА СНГ обратилась в Независимый научный Фонд «Институт проблем безопасности и устойчивого развития» (далее – ННФ «ИБР»), Президентом которого является Перцев А.А., с официальной просьбой разработать проекты Модельных законов: «О негосударственной (частной) охранной деятельности» и «О негосударственной (частной) сыскной деятельности». К концу 2016 года проекты указанных модельных законов были нами разработаны и направлены в МПА СНГ, где они рассматривались дважды и были одобрены. В ноябре 2016 года, в соответствии с постановлением данной Комиссии, законопроекты были направлены в парламенты всех государств-участников СНГ, в том числе и Российской Федерации, для дачи по ним заключений. Проекты Модельных законов были одобрены парламентами. В отдельных заключениях были высказаны замечания и предложения, не затрагивающие концептуальных основ законопроекта, которые были учтены при его доработке. 27 марта 2017 года на заседании Постоянной комиссии по вопросам обороны и безопасности МПА СНГ оба законопроекта, по поручению разработчика (ННФ «ИБР»), были представлены В.И. Шестаковым (кстати, его доклады направлялись на сайт «ГардИнфо», но по каким-то причинам размещены не были) и приняты единогласно парламентариями государств-участников СНГ. В этот же день, в соответствии с регламентом принятия модельных законов, оба проекта модельных законов были рассмотрены на 46 Пленарном заседании МПА СНГ и были единогласно приняты представителями государств-участников СНГ. К настоящему времени указанные модельные законы вступили в действие.

В своих выступлениях, посвящённых 25-летию со дня принятия Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности В.А. Озеров и заместитель председаптеля Комитета Государственной Думы по безопасности и протииводействю коррупции А.Б. Выборный назвали принятие указанных Модельных законов прорывом в развитии законодательства в сфере охраны и сыска.

Теперь по существу отдельных положений, высказанных О.В. Климочкиным в интервью и размещенных на сайте «ГардИнфо».

1. Относительно якобы позиции авторов модельного закона и ряда других участников заседания о необходимости безоговорочного применения в российском законодательстве положений принятых модельных законов.

Поясняем, что разработчики модельного закона не только нигде не высказывали подобной позиции, но и считают её абсурдной и юридически безграмотной. Наверное, прежде чем приступить к разработке указанных законопроектов его авторы внимательно изучили правовые акты в данной сфере. В своем докладе на тему: «Развитие российского законодательства в сфере частной охранной и детективной деятельности», сделанном на расширенном заседании Комитета ТПП РФ по безопасности и предпринимательской деятельности 19 апреля 2017 г. в г. Санкт-Петербурге, В.И. Шестаков даже не касался такого очевидного вопроса как применение норм и положений модельных законов в национальных законодательствах. В докладе была показана значимость принятия модельных законов в сфере частной охраны и сыска и как это событие скажется на развитии российского законодательства в этих сферах. Было подчеркнуто, что принципиально важным является то, что Российская Федерация, проголосовав за принятие отдельных модельных законов о частной охране и сыске, официально, на международном уровне, подтвердило свою позицию о необходимости раздельного правового регулирования этих видов деятельностей. Что касается имплементации норм и положений принятых модельных законов в национальное законодательство, то это внутреннее дело каждого государства. Вместе с тем, нельзя и преуменьшать значимость модельных законов для национального законодательства. Поэтому не случайно в Положении о разработке модельных законодательных актов и рекомендаций МПА СНГ содержится норма, согласно которой государства-участники СНГ должны ежегодно информировать Секретариат Совета Межпарламентской Ассамблеи об использовании принятых модельных законов в национальном законодательстве и указывать причины, по которым их использование представляется нецелесообразным.

Позволим себе не согласиться с категорическим утверждением О.В. Климочкина по поводу оценки предыдущего модельного закона СНГ «О негосударственной (частной) сыскной (детективной) деятельности и негосударственной (частной) охранной деятельности», принятом в 2003 году, который, якобы, по концептуальным вопросам абсолютно не соответствует российскому законодательству. Возникает вопрос, а почему он должен ему соответствовать. Модельный закон – это международный правовой акт. Поэтому он может, как соответствовать, так и не соответствовать национальному законодательству. Что касается его оценки, то он выполнил свои задачи и к настоящему времени целый ряд его норм и положений устарели. Поэтому не случайно парламент Таджикистана инициировал разработку новых, отдельных модельных законов в сфере охраны и сыска, которая была поддержана Постоянной комиссией по вопросам обороны и безопасности МПА СНГ. Вместе с тем, он содержит значительное число норм и положений, которые не утратили актуальности и в настоящее время, отдельные вопросы были решены, на наш взгляд, гораздо грамотнее, чем в российском законодательстве (телохранители, использование оружия, использование результатов частной детективной деятельности в уголовном судопроизводстве, осуществление детективной деятельности детективными организациями и ряд других).

2. Как отмечается в интервью, большинство положений модельного закона о частной охране написано на основе действующих положений российского законодательства о частной охранной деятельности и дополнено отдельными положениями различного характера из других законов.

Из этого утверждения следует, что в модельном законе нет ничего нового – одни положения взяты из действующего российского законодательства об охранной деятельности, остальные — из других законов. Полагаем, что те, кто внимательно ознакомился не только с текстом модельного закона, но и с пояснительной запиской к нему, вряд ли поддержат данное утверждение. В Пояснительной записке отмечено, что разработчики законопроекта учли и взяли всё положительное, что было, прежде всего, в прежнем Модельном законе о частной охране, законодательстве стран СНГ, других государств, научных разработках по данной проблематике, документах ООН о роли и месте гражданских частных служб безопасности в борьбе с преступностью, охране общественной безопасности, Европейском регламенте по оказанию охранных услуг, практике. Кроме того, в Пояснительной записке в специальном разделе выделили основные новеллы проекта модельного закона. Дабы не быть голословными вынуждены привести их полностью.

Проект Модельного закона содержит следующие принципиально новые положения:

1. Уточнён предмет правового регулирования настоящего Закона.

При его определении акцент сделан на то, что им регулируется только охранная деятельность, осуществляемая одним субъектом – негосударственными (частными) охранными организациями.

2. Значительно расширен понятийный аппарат.

В частности, даны такие понятия как: руководитель негосударственной (частной) охранной организации, телохранитель, личная карточка телохранителя, охраняемое лицо, заказчик охранной услуги, прилегающая к охраняемому объекту территория, массовое мероприятие, обеспечение порядка в местах проведения массового мероприятия, использование оружия, использование специальных средств, применение оружия, применение специальных средств, уточнено содержание имеющихся в действующем Модельном законе понятий.

3. Цели и задачи охранной деятельности определены с учётом её предпринимательского характера, сочетания частных и публичных интересов при её осуществлении, отнесения охранных услуг к услугам безопасности.

4. Более конкретно и с учётом предпринимательского характера охранной деятельности сформулированы основные принципы охранной деятельности.
5. Конкретизированы и уточнены виды охранных услуг.

6. Детализирован порядок оказания охранных услуг, установлены дополнительные условия заключения договора оказания охранных услуг, предусмотрен субподряд.

7. Установлена обязанность охранной организации страховать риск ответственности за нарушение договора на оказание охранных услуг, риск ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при осуществлении охранной деятельности.

8. Прописан порядок и основания административного приостановления охранной деятельности.

9. Определены участники охранной деятельности, их права и обязанности, прописан порядок приобретения и утраты статуса соответствующим участником.

10. Предусмотрена возможность создания охранными организациями филиалов и дочерних обществ.

11. Рассмотрены вопросы, касающиеся использования оружия, специальных средств и технических средств, определены случаи применения гражданского неогнестрельного оружия и тем самым устранён пробел в этой части в действующем Модельном законе.

Телохранителю предоставлено право не только использовать оружие при защите жизни и здоровья охраняемых лиц, но и прописано, в каких случаях он вправе его применить.

12. Более чётко и конкретно определены случаи применения физической силы.

13. Определены основание, содержание и порядок взаимодействия охранных организаций с правоохранительными органами. При этом особо подчеркнуто, что оказываемые охранными организациями услуги отнесены законодательством, в том числе и зарубежным, к услугам безопасности и вследствие этого охранные организации являются субъектами негосударственной системы обеспечения национальной безопасности.
Принципиально важной является норма, содержащаяся в данной главе, согласно которой мероприятия по взаимодействию с правоохранительными органами не могут нарушать обязательств охранных организаций по договору с заказчиком.

В указанной главе также названы основные направления взаимодействия, права и обязанности охранных организаций и полномочий правоохранительных органов при осуществлении взаимодействия.

14. Предоставлена возможность охранным организациям объединяться в саморегулируемые организации.

Полагаем, что из ознакомления с указанными новеллами и проверки соответствия их тексту законопроекта, вряд ли следует вывод, сделанный интервьюируемым.

3. Положения, которые, по мнению интервьюируемого, категорически не приемлемы в российском законодательстве.

3.1. Предмет правового регулирования. Предлагаемый вариант (если брать из модельного закона) сильно ограничен — только регламентацией отношений, возникающих при осуществлении частными охранными организациями охранной деятельности, а также порядком их взаимодействия с правоохранительными органами (статья 1).

Непонятно, чем же ограничен предмет правового регулирования. Как известно, предметом правового регулирования являются общественные отношения в той или иной сфере. В данном случае предметом правового регулирования являются правоотношения, возникающие в связи с осуществлением частной охранной деятельности. В статье 2 законопроекта дано разъяснения термина «негосударственная (частная) охранная деятельность». Определение предмета правового регулирования соответствует названию законопроекта, а его содержание соответствует и названию и предмету правового регулирования. Поэтому законопроект и регулирует отношения только в сфере частной охраны. Если имеется в виду, что предмет правового регулирования не включает в себя правоотношения, возникающие при оказании охранных услуг на возмездной основе другими субъектами рынка охранных услуг, то это не может являться предметом правового регулирования закона, который регулирует отношения только в сфере частной охраны. В противном случае, это был бы уже другой закон — «О частной охранной деятельности».

Поэтому в части 4 статьи 8, совершенно правильно установлен запрет на оказание охранных услуг, физическим и юридическим лицам, не имеющим статуса охранной организации. Как будут толковать данную норму правонарушители – это их проблема. Что касается судов, то законы пишутся для грамотных судей, безграмотные толкуют любой закон в силу своего разумения. По этому поводу есть хорошая русская поговорка – дураку закон не писан…

3.2. По поводу регламентации порядка разработки и утверждения программ профессионального обучения руководителей охранных организаций, охранников и телохранителей – такая же ситуация (часть 2 статьи 34). Мы полагаем, что указанные программы должны разрабатываться и утверждаться исполнительным органом в сфере образования и согласовываться с лицензирующим органом, а не наоборот.

3.3. Что касается телохранителя, то разработчики не вводили это понятие. Данный участник охранной деятельности был предусмотрен и в прежнем модельном законе. В новом законе лишь внесены соответствующие изменения, конкретизированы права, порядок получения статуса. В статье 31 законопроекта одним из требований к кандидатам на приобретение статуса телохранителя является наличие стажа работы в оперативных или следственных подразделениях не менее трех лет и получение в установленном порядке статуса охранника. Данное положение истолковано таким образом, что при наличии указанного стажа претендент на статус телохранителя должен проработать не менее двух лет обычным охранником и только после этого только может стать телохранителем. Такое толкование неверно и не вытекает из текста статьи. Это норма поощрительная. Она означает, что если гражданин имеет такой стаж, то на него не распространяется требование о необходимости проработать в течение двух лет охранником, как это сделано для других граждан. Поэтому это не ограничение, а наоборот, исключение из общего правила. Что касается прохождения подготовки для работы в качестве охранника лицам, ранее работавшим в правоохранительных органах, в том числе и ФСО, то считаем совершенно правильным существующий подход, частная охранная деятельность — это самостоятельный вид деятельности, требующий специальной подготовки. Поэтому подготовку должны проходить все, кто претендует на занятие охранной деятельностью. Согласны, что программы подготовки таких лиц и объём часов могут быть различными.

3.4. По утверждению О.В. Климочкина в статье 32 Модельного закона телохранителю вменяется обязанность задерживать лиц, совершивших посягательство на охраняемое лицо. В указанной статье ничего подобного нет. В этой статье речь идет о праве телохранителя на задержание. Необходимо просто внимательно посмотреть часть 1 указанной статьи и согласовать её с подпунктом 3 этой же статьи. Часть первая гласит: «Телохранитель в соответствии с договором при выполнении трудовой функции по защите жизни и здоровья охраняемого лица имеет право: … осуществлять задержание лиц, совершивших, совершающих посягательство на жизнь и здоровье охраняемого лиц, телохранителя и незамедлительно передавать их в правоохранительный орган». Иного и быть не может, так как задержание – это причинение вреда, а обязать гражданина причинять вред нонсенс. Полагаем, что мы тщательно проработали данный вопрос перед принятием решения о включении данной нормы в проект модельного закона. Если у кого-то есть желание подискутировать по данному вопросу, милости просим.

3.5. У интервьюируемого вызвало недоумение норма статьи 31 Модельного закона, согласно которой телохранитель утрачивает статус в случае утраты статуса охранника. Согласно статье 2 телохранитель – это охранник. Поэтому для того, чтобы приобрести статус телохранителя он должен вначале получить статус охранника. Исходя из этого вполне логично положение о том, что в случае утраты статуса охранника лицо автоматически утрачивает и статус телохранителя. В логике это называется простым силлогизмом. Профессиональный стандарт телохранителя, который разрабатывается в настоящее время, не имеет никакого отношения к данной норме.

3.6. В интервью также содержится рекомендация о необходимости тщательной проработки вопроса о разрешении в России вооруженного телохранительства. Предлагается вначале «разрешить служебную травматику – специально разработанный для ЧОПов МР-471. Посмотреть практику и дальше уже двигаться вперед либо в обратную сторону». Как известно, охранники уже 25 лет осуществляют защиту жизни и здоровья с огнестрельным оружием пусть даже в обход действующего закона. Насколько нам известно, каких-либо серьезных нарушений со стороны вооруженных телохранителей допущено не было. Поэтому возникает вопрос, какая еще нужна практика. Поэтому если сейчас перевести охранников на травматику, то законодательство в сфере охраны будет точно двигаться назад, в светлые 2008 годы. Тогда уж пусть телохранители продолжают изображать, что они охраняют костюм охраняемого лица. Важно учитывать при решении данного вопроса и положения Конституции РФ, согласно которым высшей ценностью является жизнь человека, а поэтому и защищать её нужно соответствующими средствами. В действующем же Законе этот вопрос перевернут с ног на голову. Имущество, меньшее благо, разрешается охранять с огнестрельным оружием, а жизнь и здоровье голыми руками, вора можно задержать на охраняемом объекте, а убийцу – нельзя.

3.7. Относительно искреннего удивления по поводу права охранника на причинение вреда в пределах необходимой обороны или крайней необходимости, а также при задержании лица, совершившего преступление (пункт 4 части 1 статьи 30).

Не скроем, мы также были искренне удивлены тем, что такое банальное право могло вызвать такую эмоциональную реакцию.

Поясняем, при включении данного права в модельный закон мы руководствовались следующими соображениями.

Как известно, право на необходимую оборону, задержание лица, совершившего преступление, имеют все граждане. Это неотъемлемое, неотчуждаемое право любого человека. Чтобы не вдаваться в научные рассуждения, сошлемся на Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г. № 19 г. Москва «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», в котором данный вопрос решен чётко и кратко. В пункте 1 его Пленум Верховного суда призывает «обратить внимание судов на то, что положения статьи 37 УК РФ в равной мере распространяются на всех лиц, находящихся в пределах действия Уголовного кодекса Российской Федерации, независимо от профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, от того, причинен ли лицом вред при защите своих прав или прав других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти».

Согласно пункту 19 его «право на задержание лица, совершившего преступление, имеют не только уполномоченные на то представители власти, но и иные лица, в том числе пострадавшие от преступления, или ставшие его непосредственными очевидцами, или лица, которым стало достоверно известно о его совершении. Положения статьи 38 УК РФ могут быть применены в отношении указанных лиц в случае причинения ими вреда при задержании лица, совершившего преступление».

В соответствии с пунктом 27 указанного Постановления положения статей 37 и 38 УК РФ распространяются на сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, которые в связи с исполнением своих служебных обязанностей могут принимать участие в пресечении общественно опасных посягательств или в задержании лица, совершившего преступление. При этом если в результате превышения пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, указанные лица совершат убийство или умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, содеянное ими при наличии соответствующих признаков подлежит квалификации по статье 108 (Убийство при превышении пределов необходимой обороны…) или по статье 114 (Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны…) УК РФ.

Приведенные из Постановления Пленума Верховного Суда положения убедительно свидетельствуют о том, что необходимая оборона и задержание лица, совершившего преступление, имеют непосредственное отношение к частному охраннику. Поскольку наличие у охранника такого права бесспорно, его можно было и не включать в законопроект. Однако мы исходили из того, что предусмотренные в законодательстве в сфере охраны случаи применения физической силы, специальных средств и оружия связаны с необходимой обороной и задержанием лица, совершившего преступление, то во избежание неправильной квалификации действий охранника в правоприменительной практике, решили включить её в текст. Далее, нормы, связанные с применением охранником оружия и специальных средств, изложены таким образом, что охранник может быть привлечён к уголовной ответственности за причинение вреда при отражении нападения, например, на охраняемое лицо, а не на охранника, при задержании лица, совершившего, например, убийство на территории охраняемого объекта. Это ответ на вопрос, причём тут необходимая оборона или крайняя необходимость.

3.8. Как отмечается в интервью, из текста законопроекта не видно, что такое личная карточка телохранителя и для чего она нужна.

Разъяснение термина «личная карточка телохранителя» дана в статье 2 законопроекта, а порядок её получения прописан в статье 33 его (личная карточка телохранителя – документ, подтверждающий наличие у охранника правового статуса телохранителя). Она необходима, во-первых, для того, чтобы разграничить статус охранника и телохранителя, во-вторых, подтвердить факт выполнения им трудовой функции по защите жизни и здоровья охраняемого лица. При решении вопроса об имплементации этой нормы в российское законодательство имеется смысл подумать о том, чтобы личную карточку выдавал не уполномоченный орган, а охранная организация.

3.9. В интервью также отмечается, что вызывает большое сомнение в реальной возможности исполнения требований положений, предписывающих документирование действий по пресечению правонарушений (статья 10) и, в частности, требования об обязанности охранника незамедлительно сообщать руководителю охранной организации в установленном порядке при пресечении правонарушений, задержании правонарушителей, который, в свою очередь, обязан незамедлительно проинформировать соответствующий правоохранительный орган.

В данной статье речь идет о ситуациях, когда на объекте совершено правонарушение, задержан (лишён свободы) правонарушитель, то есть произошло чрезвычайное происшествие. Полагаем, в этой ситуации у охранника есть возможность (при современных-то способах и средствах связи) проинформировать руководителя охранной организации о происшедшем, причем в порядке, установленном (через старшего смены, объекта и т.п.). Почему охранник обязан информировать об этом именно руководителя охранной организации. Потому что руководитель представляет охранную организацию вовне, вступает в правоотношения с органами, организациями и должностными лицами в связи с осуществлением частной охранной деятельности, несёт персональную ответственность за соблюдение законодательства. Поэтому именно руководитель частной охранной организации обязан официально, в письменной форме уведомить правоохранительный орган об имевшем месте правонарушении. Закрепление указанной нормы в законе служит также дополнительной гарантией недопущения сокрытия правонарушений при осуществлении охранной деятельности. Данная норма вовсе не исключает сообщения о происшествии в правоохранительный орган непосредственно охранником, но данная его обязанность может быть урегулирована в должностной инструкции частного охранника на объекте охраны.

Что касается статуса руководителя частной охранной организации и почему таким статусом обладают только первое лицо частной охранной организации, а не его заместители, поясняем следующее. В статье 27 Модельного закона совершенно правильно, в соответствии с трудовым и гражданским законодательством, определен статус руководителя указанной организации — им может быть только первое лицо организации.

Законодатель определяет руководителя организации как физическое лицо, которое в соответствии с законом или учредительными документами организации осуществляет руководство этой организацией, в том числе выполняет функции её единоличного исполнительного органа (ст. 273 ТК), заместители таким правом не наделены.

В соответствии с гражданским законодательством участвовать в гражданском обороте могут как юридические лица, так и граждане. И если граждане по общему правилу самостоятельно реализуют свои права и обязанности, то от имени юридического лица приобретают гражданские права и несут гражданские обязанности его органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (ст. 53 ГК РФ). Руководители организаций и являются теми лицами, которые по договору исполняют функции органа юридического лица, реализуя от его имени гражданские права и обязанности. Заместители и другие руководители являются должностными лицами организации, выполняют управленческие функции и находятся в подчинении руководителя организации.

3.10. Как отмечается в интервью, противоречит законодательству Российской Федерации право охранника задерживать лиц, просто нарушающих порядок в местах проведения массовых мероприятий (часть 3 статьи 30). Должно быть совершено как минимум правонарушение.

Данное право следует толковать в контексте такого вида услуг, как обеспечение порядка на территориях, отнесенных законодательством к ведению органов местной власти, в том числе в местах проведения массовых мероприятий, а также общих положений о задержании. Исходя из этих положений, данную норму следует толковать следующим образом; задерживать можно только лицо, совершившее правонарушение (преступление, административное правонарушение), под порядком имеется в виду порядок, установленный органами местной власти. Если нарушение указанного порядка образует правонарушение, задержание будет правомерным. Чтобы не было двоякого толкования данной нормы, полагаем, что в случае её имплементации в национальное законодательство следует внести соответствующие коррективы.

3.10. В интервью высказаны претензии к содержанию и форме видов охранных услуг.

1. Второй вид услуг (охрана движимого и недвижимого имущества) сформулирован не совсем корректно с практической и юридической точки зрения. Недвижимое и движимое имущество – это очень узко. К какой из этих категорий отнести деньги или ценные бумаги, строящийся объект, еще не имеющий государственной регистрации, и т.п.?

Полагаем, что в отличие, например, от статьи 3 Закона «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», мы использовали в статье 8 Модельного закона самое широкое понятие – движимое и недвижимое имущество, как объекты охраны. Шире этих понятий не существует. Полагаем, исчерпывающий ответ на указанные в интервью вопросы даны в статье 130 ГК РФ. Согласно указанной статье к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество. К недвижимым вещам относятся жилые и нежилые помещения, а также предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машиноместа), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учёте порядке.

Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом. Регистрация прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе.

Учитывая, что в Гражданском кодексе дано чёткое определение недвижимого и движимого имущества, мы сочли излишним перечислять в модельном законе, что включает в себя движимое и недвижимое имущество, так как всё равно этот перечень будет не полным. А если у кого-то возникли сомнения, то обращайтесь к первоисточнику, в данном случае Гражданскому кодексу.

2. Относительно нового вида услуг — Обеспечение порядка на территориях, отнесенных законодательством к ведению органов местной власти. При оценке данной услуги в интервью были поставлены следующие вопросы: Непонятно, что имеется в виду – территория, где созданы органы местного самоуправления или частные территории? Если это муниципальные образования, то это значительное расширение прав частной охраны и фактически исполнение ими функций правоохранительных органов. Полагаю, что такие функции можно осуществлять только в форме содействия в охране правопорядка либо совместно с компетентными структурами. Если это частные территории, то уместен разговор об обеспечении пропускного и внутриобъектового режимов, опять же при обеспечении охраны данной территории.

Поясняем, в связи с чем появилась такая редакция данного вида услуг.

Необходимость в такой услуге обусловлена, прежде всего, потребностями практики, в том числе, практики Российской Федерации. В соответствие с российским законодательством частные охранные организации имеют право охранять объекты, находящиеся в ведении муниципальных органов, а также обеспечивать порядок во время проведения массовых мероприятий. Вместе с тем, частные охранные организации не вправе поддерживать порядок на территории муниципальных образований. Получается, что муниципальные органы согласно Конституция РФ (ст. 132) обязаны осуществлять охрану общественного порядка (в том числе, устанавливать порядок на территории, отнесённой к их ведению). Для этих целей Федеральным законом от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (пункт 8 статьи 15) обязанность по организации охраны общественного порядка на территории муниципального района возложена на муниципальную милицию. Однако, до настоящего времени такая милиция не создана и вряд ли будет создана. Для того, чтобы восполнить пробел законодательства в этой части и был предложен указанный вариант услуги.

Понятие «территория муниципального образования» и другие термины, касающиеся данного вопроса в вышеуказанном федеральном законе.

3. По мнению интервьюируемого такой вид услуг, как подготовка рекомендаций заказчикам по вопросам правомерной защиты, а также защиты информации и технологий – по большому счёту вообще не вид охранных услуг. Практика показала, что этим может заниматься широкий спектр юридических и специализированных фирм, которые никогда не будут получать лицензию на осуществление частной охранной деятельности, чтобы мы для этого не предпринимали.

Почему мы включили данный вид услуг в Модельный закон. Кстати, в интервью она не совсем точно воспроизведена, что искажает её смысл и позволяет толковать неоднозначно. В тексте Модельного закона она изложена: «подготовка рекомендаций заказчикам по вопросам физической, технической, информационной и иной правомерной защиты от противоправных посягательств, а также защиты информации и технологий юридических и физических лиц». В такой редакции чётко обозначен предмет данной охранной услуги. Всё, что за рамками этого может осуществлять кому угодно, то есть за рамками охранного законодательства. Необходимость в такой услуге подтверждает, прежде всего, российская практика. В частности, в Москве имеется ряд охранных организаций, которые успешно оказывают данную услугу. Что

RSS
Новости компаний. Инновации >

Все новости компаний
Опросы >

Считаете ли Вы перспективным направление развития систем и сервисов безопасности в сторону интернета вещей? Подробнее►

голосовать

Насколько актуален сегодня вопрос повышения ответственности за несоблюдение требований антитеррористической защищенности стратегически важных объектов страны? Подробнее ►

голосовать

Все опросы
Взаимодействие >