Добавить в закладки Подписаться на новости
Александр Бортников Александр Бортников, Председатель НАК России:

В первоочередном порядке должна быть обеспечена антитеррористическая защищенность мест массового пребывания людей, объектов ТЭК и транспортной инфраструктуры, а также спортивных объектов, задействованных при проведении ЧМ-2018, мест размещения участников и гостей соревнований

Выставки и конференции >

Еще мероприятия

Пожарная безопасность – категория профессиональная и нравственная

Пожарная безопасность – категория профессиональная и нравственная

Сегодня пожарную безопасность объектов топливно-энергетического комплекса редакция портала SecurityMedia Rus обсуждает с генеральным директором компании «Эксперты пожарной безопасности», доктором технических наук, профессором, академиком ВАН КБ, НАН ПБ, АТН РФ Рамисом Тагиевым.

Рамис Марданович, вы много лет работали в крупных нефтегазовых компаниях, возглавляли Экспертный совет по пожарной безопасности при ООО «Газпром проектирование». Как вы сейчас ощущаете себя в бизнесе?

Р.Т. У нас в стране организовать и поднять бизнес, так называемый стартап, очень тяжело, в том числе и в области пожарной безопасности. Для того чтобы компания смогла осуществлять свою деятельность в нашей отрасли, надо получить соответствующие лицензии, допуски, необходимо набрать в штат профессиональных работников, которые имеют профильные дипломы, прошли повышение квалификации. И это не считая бухгалтера, отдела, который готовит тендеры, технический персонал. При всем этом нет никакой гарантии того, что компания получит заказы, выйдет на нужные объемы для того, чтобы получать прибыль, платить зарплаты и налоги.

Проблемы начинаются на этапе получения заказов, когда надо принимать участие в тендере. Приведу в пример разработку специальных технических условий (далее – СТУ), регламентирующих вопросы противопожарной защиты для уникального объекта, на который не существует федеральной нормативной базы. Во-первых, для решения такой задачи специалисты должны выехать на место, изучить генеральный план объекта, применяемое оборудование, технологический процесс, проектную документацию. Провести необходимые консультации со специалистами объекта. Замечу, что СТУ требуются, когда система пожарной безопасности на объекте не соответствует существующим нормативам. И для того чтобы систему привести в соответствие с ними, необходимо разработать компенсирующие мероприятия. Количество таких мероприятий может составить несколько десятков, каждое из них необходимо рассчитать и обосновать! При этом важно, чтобы этим занимались специалисты, глубоко знающие предмет, чтобы разрабатывать мероприятия, которые будут соответствовать действующим нормативным документам и надежно защищать объект, в то же время будут оптимальными по цене и другим параметрам. Во-вторых, нужно провести экспертизу системы пожарной безопасности объекта, провести анализ рисков, расчеты.

Все это требует привлечения квалифицированных специалистов…

Р.Т. Конечно! И из этого в том числе и складывается цена работы, которая бывает достаточно высокой. Однако при проведении тендера на разработку СТУ сложного и пожароопасного объекта ТЭК часто бывает, что выигрывает не организация, обладающая необходимыми знаниями и опытом работы в данной области, а тот, кто берется сделать работу за неоправданно низкую цену. При проведении тендера конкурсная комиссия за готовность выполнить работу за минимальную цену начисляет 40 баллов, а за квалификацию, опыт и профессионализм – в среднем по 8 баллов. В результате за минимальную сумму, предложенную «победителем», мы получаем низкокачественный, неработающий продукт, который на опасных объектах ТЭК применять нельзя! Смысл такой «оптимизации» мне непонятен! Недобросовестные дилетанты от пожарной безопасности предлагают немыслимо низкие цены. Цена должна быть обоснованной: учитывать налоговые отчисления, зарплату исполнителей, участвующих в разработке СТУ, командировочные расходы, расчет рисков. Выполнять эти работы должны профессионалы, и определять победителя тендера должны специалисты, понимающие, что приоритет должен отдаваться надежности и эффективности, но вовсе не минимальной цене. Подходы и критерии при проведении конкурсных процедур в области обеспечения безопасности не могут быть такими же, как при покупке мебели в офис!
Когда компания-исполнитель соглашается на неадекватно низкую цену – это свидетельство того, что работа будет некачественной и реализованные на ее основе мероприятия и технические решения не обеспечат должный уровень защиты объекта. Я не говорю, что на таком объекте пожар случится обязательно, но с абсолютной уверенностью утверждаю, что в случае его возникновения масштабы и убытки будут велики и не обойдется без пострадавших. Об этом свидетельствуют крупные и резонансные пожары, с завидной регулярностью происходящие на объектах крупных компаний ТЭК.
Это не голословные утверждения. Я неоднократно изучал проекты, разработанные организациями, предложившими минимальные цены. В этих «работах» до 98% документа составляют общие требования, описания инфраструктуры и технологического процесса, которые просто переписываются из проекта. Оставшиеся 2% – предлагаемые общие мероприятия пожарной безопасности без учета специфики объекта и конкретного изложения компенсирующих мероприятий. Более того, иногда прописываются решения, которые на данном объекте неприменимы!
Аргумент заказчика в таких случаях часто звучит так: раз надзорные органы согласовали – значит, все нормально.
Задаюсь вопросом: кто в нашей стране контролирует и регулирует вопросы, связанные с тендерами на разработку СТУ и систем противопожарной защиты, поставляемых на объекты повышенной взрывопожароопасности? Ответа нет!
Министерство энергетики России, Минстрой России, МЧС России, не пора ли упорядочить эту работу и навести здесь порядок?!
Я говорю об объектах самого высокого уровня сложности и опасности. О противопожарной защите объектов топливно-энергетического комплекса России, в том числе морских платформ для добычи нефти и газа, заводов по сжижению природного газа.

Среди них есть объекты критической инфраструктуры?

Р.Т. Конечно.

И даже на таких опасных объектах компании экономят средства на пожарную безопасность?

Р.Т. Компании любого уровня экономят. Пожар – это не фатальная неизбежность. Возможно, пройдет весь период эксплуатации, а аварии и пожара не случится. Это и позволяет халатно относиться к вопросам обеспечения пожарной безопасности. На нее смотрят как на нечто неизбежное, но абсолютно не важное, и нужна она якобы чисто для проформы. Вопрос ее эффективности, надежности и работоспособности никого особо не волнует! К сожалению, эту веру исповедуют руководители и профильные специалисты крупных нефтегазовых компаний, проектные институты и многие компании, осуществляющие деятельность в области пожарной безопасности! По сути, идет масштабная, ничем не обоснованная экономия на системах безопасности, что в будущем чревато тяжелыми последствиями.
Примерно та же ситуация и с поставками оборудования. К примеру, система противопожарной защиты большой установки на нефтеперерабатывающем заводе стоит около 60 млн руб. И она действительно надежная, оптимальная, ничего лишнего нет и оборудование адекватно по цене. Однако предложения компаний, которые выигрывают тендер, в три-четыре раза дешевле. 
Я делаю вывод, что-либо там применяется несертифицированное оборудование, либо системы, которые не гарантируют работу и только внешне имеют сходство с системой противопожарной защиты!
Так, недавно проведенная проверка показала, что наши выводы подтвердились! Недобросовестные компании используют дешевое оборудование: трубопроводная арматура, применяемая в системе, выполнена не из нержавеющей стали, а из обычного быстро коррозирующего металла. Отсюда низкая цена. Перед поставкой на пожароопасные объекты название производителя на оборудовании, прописанное крупными иероглифами, стеснительно закрашивается красной краской!


Тем не менее, учитывая, что основным показателем является цена, выигрывает тот, кто дает меньшую цену. Тот факт, что объект не будет защищен, никого не волнует. 

При сопоставимом оборудовании цена не может быть в разы меньше?
Р.Т. Приведу пример: мы применяем в системах автоматической противопожарной защиты задвижки, которые изготовлены во взрывозащитном исполнении. Они надежны, открываются за 2–3 секунды и работают от напряжения 12 или 24 вольт. Но, соответственно, и цена их достаточно высока. А есть задвижка, которую нужно открывать вручную, или электрическая задвижка открывается три минуты и которой для работы необходимо напряжение 380 вольт. Вот и выходит, что в погоне за дешевизной одна только видимость защиты объекта. Часто заказчик ставит в приоритет именно цены на комплектующие. Вести здесь разговоры о профессиональной чести и ответственности становится не с кем.
Как при этом быть с соблюдением норм? Ведь есть же требования...
Р.Т. Есть нормы. И часто объекты укомплектованы именно согласно нормам, но по факту защита обеспечивается на самом низком уровне. Например, недавно мы обследовали резервуарный парк для одной из крупных нефтяных компаний. В парке имеется насосная, которая перекачивает нефть. Для защиты смонтирована система тушения на основе пены средней кратности, которая имеет инерционность три минуты. Уже упомянутые мною задвижки открываются, и, если через три минуты пойдет пена – значит, все хорошо. Так требуют нормы. И система им соответствует. Однако за эти три минуты, пока включается система, сгорает все, что может сгореть. Прогрессивные компании давно заменили такие системы на те, которые срабатывают за 10 секунд. Такие нормы утвердил своим приказом председатель правления ПАО «Газпром» А. Б. Миллер. Система должна срабатывать за 10 секунд. Именно поэтому нужно применять другие задвижки, другие системы. В результате обследования мы сделали заключение, что нужно менять морально устаревшее оборудование, и с нами согласились. Однако, когда проект переоборудования попал в центральный аппарат на согласование, там решили делу ход не давать: «По нормам все нормально…» Последствия пожара на данном объекте очевидны!
В подобных ситуациях на месте ответственных лиц я бы отстаивал собственную позицию. Например, в «Газпроме» была разработана система обеспечения пожарной безопасности объектов «Газпрома», и на ее основе концепция, которая до сих пор работает, хотя меня там нет уже два года. В этой концепции так и написано: «Системы пенного пожаротушения на основе пены средней кратности запретить». Все. Применяется только дренчерная система с добавлением пленкообразующих пенообразователей – максимум 10 секунд, 20 секунд – и все, система запущена, пожар локализован. За разработку и внедрение этой системы мы с коллегами получили отраслевую премию «Газпрома» в области науки и техники. Необходимо отметить также запрет на применение на объектах ПАО «Газпром» неэффективных порошковых, аэрозольных систем, а также систем тонкораспыленной воды.
Надо трезво оценивать проекты с точки зрения пожаровзрывобезопасности и эффективность их защиты. Нужны ли мероприятия по пожарной безопасности, заложенные в проект, на самом деле? Нет ли избыточных решений? За счет исключения излишних и нормативно не обоснованных проектных решений достигается значительная экономия затрат. Сумма, сэкономленная в ходе такой экспертизы, – это миллиарды рублей. И это только на системе противопожарной защиты. Согласитесь, это впечатляет, когда на стадии проекта, еще до начала строительства, освобождаются сотни миллионов рублей, которые можно направить на другие нужды. 

Скажите, закладывание избыточных решений – следствие внутренней коррупции в компаниях? Желание распиливать бюджеты?
Р.Т. Не всегда. Хотя полностью исключить это нельзя. Часто это вопрос квалификации проектировщиков, их опыта. Самые распространенные ошибки: применение систем пожаротушения там, где они вообще не нужны. Например, применение противопожарной защиты пенными установками там, где это решение неэффективно и вообще она не нужна, а одна установка с проектом оценивается ни много ни мало в 100 млн руб. Таких примеров очень много. Выбирать нужно действительно достаточные современные решения, исключая избыточные и нормативно не обоснованные. 
На первом месте должна стоять безопасность, надежная противопожарная защита, профессионализм исполнителей, оптимальные взвешенные решения, а не низкая цена. И если безопасность объекта требует более дорогих решений – надо их применять. В случае когда применяются дорогостоящие решения, не влияющие на уровень пожарной безопасности объекта, их необходимо исключать!
Я хотел бы, чтобы руководители нефтегазовых компаний, наши проектные институты и производители противопожарного оборудования повернулись лицом к безопасности. Сейчас многие повернуты лицом исключительно к прибыли и к сокращению затрат на безопасность. При этом тратят сотни миллионов на реализацию избыточных проектных решений с абсолютно ненужными противопожарными системами. Меня как профессионала это глубоко возмущает. Повторю свое убеждение: «Пожарная безопасность – категория профессиональная и нравственная. Плохо, когда ею занимаются непрофессионалы. Еще хуже, когда в ней осуществляют деятельность профессионалы, потерявшие честь и совесть в погоне за прибылью любой ценой».

Для решения этой проблемы вы предлагаете более тщательно проводить экспертизу, аудит, прежде чем закупать оборудование?
Р.Т. Не уверен, что это панацея. Большая беда в области пожарной безопасности России заключается в том, что у нас каждая крупная компания сама обеспечивает пожарную безопасность своих объектов. Причем каждая исходя из своих компетенций.
Мой многолетний опыт работы в обеспечении пожарной безопасности показал три основных проблемы пожарной безопасности ТЭК.
Во-первых, нет органа, структуры, которая будет координировать и вести единую техническую политику в области пожарной безопасности объектов топливно-энергетического комплекса. Я выходил с таким предложением в Министерство топливной энергетики, встречался с ответственными людьми. Они меня выслушали, полностью со мной согласились, и на этом все. Действий не последовало.
Во-вторых, в некоторых компаниях ТЭК работают люди с недостаточным умением и настойчивостью в отстаивании своей позиции, поэтому они не могут обеспечить действительно эффективную систему. Они не проявляют инициативы в обеспечении надежной противопожарной защиты и не умеют добиваться эффективных решений. 
В-третьих, нужно совершенствовать тендерную систему в области пожарной безопасности. Нельзя применять в тендерах такого уровня те же критерии, что при покупке канцелярских принадлежностей. Нельзя так низко оценивать профессионализм будущих исполнителей и выдвигать в приоритет минимальную финансовую составляющую.

Давайте подведем некоторый итог: что нужно для обеспечения эффективной противопожарной защиты и пожарной безопасности объектов ТЭК?
Р.Т. Нужен новый на государственном уровне подход к обеспечению пожарной безопасности объектов топливно-энергетического комплекса. Необходимо создать координационный орган, который будет проводить единую техническую политику, чтобы во всех компаниях нефтегазовой отрасли была разработана система и применялись самые эффективные решения и оборудование для противопожарной защиты. Это большая и многоплановая работа.
В самих компаниях должны быть квалифицированные кадры, умеющие жестко отслеживать процесс проектирования в части выбора систем и обеспечения безопасности, уже с первой строчки технического задания закладывая в проект наиболее эффективные системы и инженерные решения, которые должны быть отобраны в соответствии с критериями эффективности.
Далее необходимо контролировать проект и строительство объекта на соответствие его принятым решениям по безопасности. Для этого также необходима современная нормативная база, учитывающая специфику объектов ТЭК. Кроме того, необходимо пересмотреть подходы к проведению тендеров на работы в области безопасности, отдавая приоритет не низкой цене, но профессионализму и эффективности защиты!

 
 
 
 
 
 
 
 
RSS
Новости компаний. Инновации >

Все новости компаний
Опросы >

После пожара в Кемерово система обеспечения пожарной безопасности в России изменится или нет?

голосовать

Повлияет ли ужесточение ответственности за невыполнение требований по антитеррористической защищённости объектов на эффективность принимаемых мер? Подробнее >

голосовать

Все опросы
Взаимодействие >